shapes Magical Snap - 2011.04.20 17.03 - 002.jpg
Н.Г. ЕЛИНЕР. ЕЛИЕР Г.И. КОЛЛЕКЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Психологической основой любой коллекционной деятельности является желание человека окружить себя красивыми предметами. Вместе с представлением о красоте, которое само по себе претерпевало многие исторические метаморфозы, зарождалось и коллекционирование как явление, имеющее разный смысл, в том числе и комерческую выгоду, но кроме этого и всегда интересный и весьма увлекательный процесс, в котором может участвовать вся семья, делая жизнь более осмысленной, который повышает культуру человека, как взрослого так и ребенка, ибо антикварная обстановка прививает культуру поведения, уважительное отношение к истории человечества. Коллекционирование затягивает человека своей бесконечностью, состоящей в нескончаемом улучшении качества собираемого. Первым коллекционером, условно, можно назвать человека, попытавшегося подобрать понравившиеся ему ракушки и украсить ими себе и свое жилище. Иван Петрович Павлов считал стремление к коллекционированию особо сложным инстинктом и определял ее как коллекционную страсть, сутью которой является желание обладать понравившимся предметом. Именно в коллекционной деятельности надо искать истоки антикварной деятельности. Хотя, конечно, вполне осознанная антикварная деятельность могла сложиться лишь вместе с формированием исторического сознания, т.е. с осознанием себя как личности, действующей в конкретном пространстве (этническая культура, страна, общество) и в конкретном историческом времени (эпоха, стиль). Развитие техники и в особенности мореплаванья, вместе с развитием связи с близлежащими и дальними странами родило осознание как разницы, так и общности культур различных народов и пробудило интерес к их изучению. Этому способствовали как благоприятные факторы - развитие торговли, так и отрицательные факторы - войны, в том числе и за мировое господство. Привозимые из-за тридевяти земель диковины пробуждали интерес ученых, вели к осознанному их исследованию и изучению, что не могло происходить иначе, как путем подбора и систематики аналогичных предметов и их сравнительной оценки. Более высокое сознание - определяемое развитием философских и религиозных воззрений и науки о планете “Земля“, как замкнутом на человека пространстве - по-видимому, родило такое понятие, как памятники мировой культуры, хотя значимость отдельных памятников понимали и древние, относя особо удивляющие их к чудесам света. Чем проще были представления о мире, тем проще была и коллекционная деятельность. Именно поэтому самые первые коллекции классифицировались в зависимости от того, к какой среде их можно было отнести - воздуху, воде, земле или огню, и соответствовали представлению Аристотеля о средах. Затем появилось деление коллекционных предметов на творения природы и творения человека. А так как первыми учеными людьми были в первую очередь врачи, затем аптекари и лишь потом химики, то первыми коллекционными предметами, которые они собирали, были диковинные животные, растения и минералы, которые помогали им в занятиях врачеванием или при проведении опытов по алхимии, и только во вторую очередь коллекционными предметами были творения рук человеческих. При этом в основном, это были утилитарные предметы - оружие, инструменты, приспособления и лишь в последнюю очередь то, что мы сейчас называем произведениями искусства - картины, иконы, изделия из фарфора, бронзы, мрамора, благородных металлов..., т.е. предметы, отмеченные высокохудожественным исполнением. Первые закупленные в Голландии Петром I коллекции состояли на восемьдесят процентов из чучел заморских зверей, рыб, змей и заспиртованных младенцев, а около двадцати процентов были различного рода инструменты и приборы, и лишь совсем небольшую часть составляли картины, гравюры, золотые и серебряные изделия. При этом следует отметить, что подход к оценке последних был весьма по российски оригинален. Так уникальный инкрустированный столик ценой в 900 гульденов был оценен в 15 рублей на основании того, что он деревянный, фарфоровое блюдо в 70 гульденов и вовсе было оценено в 10 пятаков, т.к. исходным материалом для его изготовления была глина. Главным достоинством серебряных и золотых изделий был вес. Огромные гладкие золотые чаши и подносы вызывали огромное восхищение, тогда как уникальные маленькие ювелирные изделия не вызывали особого интереса. Самое замечательное, что подобный подход к оценке антикварных предметов, как ни парадоксально это звучит, существует и в настоящее время и даже узаконен в ломбардах, а до недавнего времени вполне легально осуществлялся в скупках, а также при юридических разделах имущества и в страховых компаниях. Да и некоторые современные антикварные магазины иной раз пытаются прибегнуть к подобной, безусловно, весьма выгодной для антикварщика оценке предмета. Попытка усовершенствования Петровской классификации, по которой все предметы делились на сотворенные природой и рукотворные - сотворенные человеком, возникшая в связи с огромным количеством поступлений в кунсткамеру Петербурга предметов, свозимых сюда по распоряжению Петра со всего мира и со всей России, была опять же по российски уникальна и вполне отражала русский характер от «заставь дурака богу молиться - он и лоб расшибет» до современного черномырдинского выражения «хотели как лучше, а вышло как всегда». Приведем лишь один пример: Петр и Екатерина I получили в подарок от короля Дании Христиана VI кубок, украшенный более чем 200 камеями. Екатерина II, создавая коллекцию эрмитажных камей и желая заменить петровскую классификацию европейской, где каждая гемма рассматривалась как отдельная эстетическая и историческая ценность, повелела разбить кубок, снять с него все камеи и разнести их по различным коллекциям. Не нужно забывать, что самая гениальная идея, доведенная до абсурда, становится глупостью. И все же никто так много не сделал для развития музейного дела и собирания коллекций, которые в настоящее время являются гордостью Российского государства, как Петр I и Екатерина II. Именно по распоряжению Петра I, кстати, первого из русских царей, выехавших самолично за границу, стали закупаться произведения искусства по всей Европе. Осип Соловьев только в 1716 году отсылает Петру I сто двадцать картин, закупленных им на аукционах и у частных лиц. Петр со свойственным ему государственным мышлением размещает их не только как украшение собственного жилья, но и строит для них отдельные галереи с целью приобщения народа российского к европейской культуре. Создает он и Кунсткамеру, где размещает наиболее интересные экспонаты и куда не был заказан вход любому интересующемуся экспонатами посетителю, а жалоба смотрителя на то, что «ходят всякие и паркеты портят», вызвала у Петра обратную реакцию с постановлением поощрять посетителей угощением. Петр не однажды выступал в кунсткамере и в качестве экскурсовода, и в качестве ученого исследователя, демонстрирующего различные химические и физические опыты, а также учил пользоваться различными приборами. Такой интерес высочайшей особы к собирательству заморских диковинок и к предметам искусства не мог не стимулировать его подданных к покупке аналогичных предметов, а затем и к собиранию целых коллекций. По началу покупается почти все без особого разбора. Особенно много закупается в Голландии - в начале восемнадцатого века являвшейся весьма важным рынком художественных произведений не только собственных голландских мастеров, но фламандских, шотландских, немецких, французских и даже итальянских. Однако и в то время дело покупки произведений искусства было не таких простым делом и требовало специальных знаний. Много существовало и тогда подделок, а, зная крутой нрав царя Петра, многие остерегались приобретать картины у частных лиц, стремясь купить их целыми коллекциями у известных коллекционеров. Юрий Кологривов, Питер де ла Кур, именно им были поручено осуществление закупок, писали Петру, торопящему их, что с удовольствием бы помогли, но только в будущем, когда на аукционах будут распродаваться коллекции авторитетных собирателей, т.е. советовали не спешить.
следующая